Любимые собаки писателей и поэтов

9 знаменитых поэтов и писателей, которым помогали творить их любимые собаки

Собаки стали друзьями и любимцами многих известных людей. А писателям они еще и дарят вдохновение.

Антон Чехов

Собаки были любовью Чехова. Встретить их читатель может на страницах многих произведений автора: «Каштанка», «Вишневый сад», «Ванька», «Хамелеон», «Дама с собачкой».

Собаки присутствовали не только в рассказах, но и в его реальной жизни. Антон Павлович любил как породистых животных, так и дворняг. Последним он даже придумал благородное прозвище — «дворяне».

Но больше всего писателю были по душе таксы. В Мелихово у него жили две собаки этой породы. Они носили медицинские клички, дополненные отчествами — Бром Исаевич и Хина Марковна. Антон Павлович любил вести с ними беседы, которые потом входили в тексты его произведений.

Агата Кристи

Пес Тони появился у маленькой Агаты в пятилетнем возрасте. С тех пор ее любовь к этим животным только усиливалась. Доказательство тому — посвящение терьеру Питеру, которое предваряет роман «Безмолвный свидетель». Этот же пес стал прототипом главного героя произведения. Пролог этого романа называется «Превыше всего — собака». В нем героиня не может расстаться со своим четвероногим другом даже при угрозе голода.

Владимир Маяковский

Собаки играли важную роль в творчестве и жизни Маяковского. У Владимира Владимировича даже была кличка «Щен». И дело вовсе не в громогласных отрывистых стихотворных строчках, напоминающих лай. Как и пес, поэт был преданным и бескорыстным по отношению к тем, кого любил. Очень хорошо это знала его главная муза, Лиля Брик. Неслучайно свою книгу воспоминаний о Маяковском она так и назвала — «Щен».

Такая же кличка была у одного из его питомцев, которого он подобрал на улице. Вообще Маяковский часто обласкивал беспризорных дворняг. В своих стихах он упоминает, что даже готов отдать им, голодным, собственную печенку.

Еще одна собака поэта — бульдог Булька. Она была с Маяковским до самого его последнего часа.

Александр Куприн

Куприн называл животных четвероногими господами, а среди них более всего выделял собак. И неспроста. Однажды любимец Александра Ивановича, пес Сапсан, рискуя своей жизнью, спас дочь писателя от бешеной собаки. Позднее Куприн напишет рассказ от имени Сапсана, где изложит собачьи (считайте — свои) мысли о людях, животных, событиях и многом другом. Так огромный пес меделянской породы, позировавший вместе с писателем на многих фотокарточках, навсегда войдет в мировую литературу.

Собаки у Куприна встречаются во многих произведениях: «Белый пудель», «Пиратка», «Собачье счастье», «Барбос и Жулька», «Завирайка» и других.

Франсуаза Саган

Собаки присутствовали в жизни Франсуазы Саган с детства. В поместье ее отца жила такса, у которой к старости парализовало задние лапы. Животное не бросили, а сконструировали бедолаге подобие инвалидной коляски — тележку, на которой она передвигала поврежденные конечности. Такое трепетное отношение к собакам у Франсуазы Саган осталось навсегда. Она даже признавалась, что глаза пса искреннее глаз любовника.

У писательницы долгое время жила немецкая овчарка по кличке Верзер. Несмотря на грозный вид, пес был ласковее кошки. Когда же. Вердер тяжело заболел и Франсуазе пришлось закончить его страдания, она очень тяжело переживала это расставание.

Последние годы жизни писательницу тоже окружали собаки. Для них она четырежды в день лично варила еду. Они же избавляли ее от нестерпимого чувства одиночества, которое преследовало француженку всю жизнь и выплескивалось на страницы ее романов.

Станислав Лем

У польского писателя-фантаста жил пес Бартек. Это был огромный кобель, который в 8 месяцев весил уже 34 кг. При своих внушительных размерах Бартек был добрейшим существом. Он ласкался к хозяину и облизывал всех незнакомцев.

Лему очень нравились большие собаки, похожие на волков. До Бартека у писателя была эльзасская овчарка. Эти большие преданные друзья давали Лему, пережившему холокост, чувство защищенности.

Вальтер Скот

Вальтер Скот был известным собачником. Даже одну из пород назвали в честь героя его романа «Гай Мэннеринг» — Денди Динмонт.

Четвероногим друзьям в доме писателя было многое позволено. Они в любое время заходили в кабинет хозяина, выпрыгивали через окна. У романиста жили псы разных пород: грейхаунды Дуглас и Перси, а также денди динмонт терьеры. Писатель дал им клички в честь любимых приправ — Горчица, Кетчуп и Перец.

Из-за хромоты Вальтер Скот чаще передвигался верхом. В поездках его всегда сопровождал дирхаунд Майда, похожий на большого дога. Похоронен пес под его скульптурой у входа в дом писателя.

На памятнике в Эдинбурге Вальтер Скот запечечатлен с Майдой, который положил голову на колени хозяина.

Михаил Пришвин

Пришвин держал охотничьих собак, так как был заядлым охотником. Немецкая легавая Нерль попала на страницы его рассказа «Натаска Нерли». Но с этим псом охота не слишком удавалась. А вот сеттер Жалька полностью оправдала ожидания хозяина.

Тема охоты с собаками прослеживается во многих произведениях автора. Большая часть написана на основе личного опыта Михаила Михайловича. Так что все псы, которые жили у Пришвина (лайки, пойнтеры, легавые, сеттеры, спаниели), дарили ему не только радость общения, но и вдохновение для творческой деятельности.

Стивен Кинг

Король мира ужасов свою четвероногую любимицу Молли называет «Исчадие зла». Эта собака породы вельш-корги пемброк, по высказываниям писателя, хочет захватить мир. Собаки этой породы нередко присутствуют и на страницах романов Кинга

Молли — долгожительница, ей уже 30 лет. Стивен Кинг часто позирует на фото в футболке с её портретом и шутит, что так ему велела сделать Молли.

Читать еще:  Чем кормить немецкую овчарку, в том числе щенка

Среди авторов мировой литературы любовь к своим собакам настолько велика, что отражалась в их произведениях. Эти четвероногие друзья не только вдохновляли своих хозяев, но и часто становились прообразами героев мировых бестселлеров.

8 собак, оставивших след в литературе

Собакам знаменитых писателей и поэтов повезло: их имена остались в веках. Чьей собаке посвятил стихотворение Сергей Есенин? Что связывает Маяковского и беспородного щенка? Какой известный писатель занимался собачьими аферами? Подробности — в этой статье на «Леди Mail.Ru».

Джим: ценитель поэзии

«Собаке Качалова» — именно так называется известное всем стихотворение Сергея Есенина. Знакомство поэта с Василием Качаловым, ведущим актером труппы Станиславского, состоялось в марте 1925 года. Вспоминая об этой встрече, Качалов писал: «Часам к двенадцати ночи я отыграл спектакль, прихожу домой. Небольшая компания моих друзей и Есенин уже сидят у меня. Поднимаюсь по лестнице и слышу радостный лай Джима, той самой собаки, которой потом Есенин посвятил стихи. Тогда Джиму было всего четыре месяца. Я вошел и увидел Есенина и Джима — они уже познакомились и сидели на диване, вплотную прижавшись друг к другу. Есенин одною рукою обнял Джима за шею, а в другой держал его лапу и хриплым баском приговаривал: «Что это за лапа, я сроду не видал такой». Джим радостно взвизгивал, стремительно высовывал голову из-под мышки Есенина и лизал его лицо. Есенин встал и с трудом старался освободиться от Джима, но тот продолжал на него скакать и еще несколько раз лизнул его в нос. «Да постой же, может быть, я не хочу больше с тобой целоваться. Что же ты, как пьяный, все время лезешь целоваться!» — бормотал Есенин с широко расплывшейся по-детски лукавой улыбкой».

В этот вечер Есенин и Качалов проговорили до утра, вместе с другими гостями им внимал Джим. Василий Иванович написал об этом так: «Джиму уже хотелось спать, он громко и нервно зевал, но, очевидно, из любопытства присутствовал, и когда Есенин читал стихи, Джим внимательно смотрел ему в рот. Перед уходом Есенин снова долго жал ему лапу: «Ах ты, черт, трудно с тобой расстаться. Я ему сегодня же напишу стихи. Приду домой и напишу». Свое слово Есенин сдержал: в те же мартовские дни 1925 года он написал стихотворение «Собаке Качалова». И даже потом сам торжественно прочитал его псу!

Марлоу: друг «короля ужасов»

У Стивена Кинга — автора страшного романа об обезумевшем сенбернаре — отношения с собаками особые. Так, одна из них чуть не стала причиной его гибели. Летом 1999 года Кинга, совершавшего утреннюю пробежку неподалеку от своего загородного дома, сбила машина. Водитель микроавтобуса на мгновение отвлекся на лай своей собаки, сидевшей в салоне без привязи, и машина в этот момент выскочила на обочину. Писатель получил множество переломов и внутренних повреждений, долго был прикован к постели. И вот, когда одна собака чуть не убила автора, другая, уэльский корги по кличке Марлоу, спасала его от одиночества, пока писатель, восстанавливаясь от травм, много времени проводил дома в вынужденной изоляции.

Считается, что именно Марлоу стал прототипом ушастика-путаника Чика (Ыша) из саги Кинга «Темная Башня».

Сапсан: настоящий герой

Русский писатель Александр Куприн очень любил животных, и особенно — собак. Не случайно собаки появляются и во многих известных его рассказах: «Белый пудель», «Пиратка», «Собачье счастье», «Барбос и Жулька», «Завирайка». В своих воспоминаниях о Куприне Лидия Арсеньева пишет: «В его квартире на стене висел портрет Сапсана — огромной собаки-меделяна, рискнувшей своей жизнью, чтобы спасти жизнь маленькой Кисы — дочки Куприна.

О «династии» Сапсанов, о его предках, Куприн мог говорить часами, и говорил так увлекательно, что однажды Елизавета Маврикиевна, которая знала все подробности и этого рассказа, и событий, присела «на минутку» послушать и так заслушалась, что опоздала открыть свою библиотеку. Куприн действительно любил и понимал животных, не наделяя их человеческими побуждениями и психологией, вникал в их мир и сердце. Исключительное терпение и ласка были у Куприна по отношению к животным. Он всегда старался понять, почему животное капризничает, не слушается, злится. «Эти господа четвероногие, — говорил Куприн, — никогда и ничего без причин не делают. Надо понять причину, устранить ее, и тогда животное будет вас слушаться». Широко известна фотография писателя с его любимой собакой Сапсаном — огромным псом меделянской породы. Именно этот пес является героем рассказа Куприна «Мысли Сапсана о людях, животных, предметах и событиях».

Чарли: идеальный попутчик

В 1960 году американский писатель Джон Стейнбек, чтобы восстановить силы после сердечного приступа, решил отправиться в путешествие по Америке. Он хотел «снова все увидеть своими глазами и попытаться открыть заново эту огромную страну». Для своего путешествия он заказал специальный «выносливый, удобный, быстроходный грузовик с высоким крытым кузовом с домиком, где было все: широкая кровать, плита на четыре конфорки, отопительный прибор, холодильник и освещение на бутане, химизированная уборная, чуланчик, помещение для продуктов и сетка на окнах от насекомых». В попутчики писатель выбрал «пожилого господинчика французской национальности — пуделя по имени Чарли», «прирожденного дипломата» и «доброго друга».

Вместе с Чарли Стейнбек преодолел 19 000 км и пересек 37 штатов. Чарли помогал писателю налаживать контакт с людьми («Собака, особенно такая экзотическая на вид, служит связующим звеном между незнакомыми людьми. Мало ли разговоров в пути начиналось с вопроса: «А что это за порода такая?»), кроме того, был отменным слушателем: в дороге хозяин и пес обсуждали множество тем, от жизни в маленьких городках до расовой дискриминации. Свои приключения Джон Стейнбек описал в книге «Путешествие с Чарли в поисках Америки», ставшей мировым бестселлером.

Ботсвайн: четвероногий аристократ

Любимцем лорда Байрона был ньюфаундленд по кличке Ботсвайн. После окончания колледжа Байрон вместе со своим другом Гобхаусом приехал в Ньюстэдское аббатство — родовое владение Байронов. Молодые люди много писали, а также развлекались, купаясь в озере. Любимой забавой поэта было бросаться в одежде в воду, изображать тонущего и призывать Ботсвайна на помощь. Пес, конечно же, отчаянно кидался к хозяину. Здесь же, в Ньюстэде, 30 октября 1808 года Байрон написал стихотворение «Надпись на памятнике ньюфаундлендской собаке». А через две недели после этого, как по жестокой иронии судьбы, Ботсвайн серьезно заболел. Байрон ухаживал за ним, но спасти пса не удалось. Четвероногий друг умер на руках Байрона. Поэт похоронил Ботсвайна в саду и поставил на могиле памятник.

Читать еще:  Интересные факты о собаках - подборка фото

Содержание эпитафии, выгравированной на памятнике, соответствует пророческим стихам, написанным за 19 дней до смерти собаки: «Здесь покоятся останки существа, соединявшего в себе красоту без тщеславия, силу без дерзости, храбрость без жестокости и все добродетели человека без его пороков. Это похвальное слово, которое было бы бессмысленной лестью, если бы оно было высечено над прахом человека, здесь — только надлежащая дань памяти Ботсвайна, собаки, родившейся на острове Ньюфаундленде в мае 1803 года и опочившей в Ньюстэдском аббатстве 18 ноября 1808 года». В завещании 1811 года Байрон указал, что желает быть похороненным рядом с могилой любимого пса, однако его воля не была выполнена.

Дворняги: джентльмены удачи

Чешский сатирик Ярослав Гашек, создатель неоконченного романа «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны» почти полтора года выполнял обязанности сотрудника и редактора журнала «Мир животных». Издавал его владелец собачьего питомника, и Гашек часами наблюдал за собаками, кормил их, убирал за ними, выводил на прогулку. Завязав с собачьей журналистикой, в 1910 году писатель открыл «Кинологический институт», а по сути — контору по продаже собак. Не имея денег на покупку породистых щенков, он просто ловил дворняг, перекрашивал их и подделывал родословную. Мошенничество продолжалось недолго и окончилось судом, под который попала и супруга Ярослава, Ярмила, числившаяся совладелицей.

Как истинный писатель, Гашек обратил свой солидный кинологический опыт себе на пользу: Швейк, герой его незавершенного романа, в мирное время занимался не чем иным, как собачьими аферами — «промышлял продажей собак, безобразных ублюдков, которым он сочинял фальшивые родословные».

Муму: жертва обстоятельств

Как известно со школьной скамьи, прототипы были почти у всех персонажей рассказа Тургенева «Муму». За Герасимом стоял столь же глухонемой и наделенный незлобивой силой дворник Андрей, в реальности покорно утопивший свою собачку по приказу барыни. Правда, Андрей в отличие от Герасима, служил барыне до конца жизни, сохраняя рабскую покорность ей даже после убийства собаки. А прототипом мерзкой барыни, доживающей «последние годы своей скупой и скучающей старости», стала мать Тургенева Варвара Петровна.

Даже сегодня можно посмотреть на реальное место действие драматического рассказа: дом Варвары Петровны находится в Москве на улице Остоженка, 37 (теперь это Дом-музей Тургенева).

Щен: человек и собака

Поэт Владимир Маяковский любил собак: «Я люблю зверьё. Увидишь собачонку — / Тут у булочной одна — сплошная плешь — / Из себя и то готов достать печёнку — / Мне не жалко, дорогая, ешь!». О своей первой собаке Щене, помеси дворняги с сеттером, которую подобрал щенком на улице, он говорил: «Мы с ним крупные человеческие экземпляры». В своих воспоминаниях о Маяковском Лиля Брик писала: «Они были очень похожи друг на друга. Оба — большелапые, большеголовые. Оба носились, задрав хвост. Оба скулили жалобно, когда просили о чем-нибудь, и не отставали до тех пор, пока не добьются своего. Иногда лаяли на первого встречного просто так, для красного словца. Мы стали звать Владимира Владимировича Щеном. Стало два Щена — Щен большой и Щен маленький». Маяковский против «клички» не был — в письмах к любимой женщине он так и подписывался — «Щен», «Щеник», «Счен». О совместном житье с Бриками и собачкой Маяковский написал в поэме «Хорошо!»: «Двенадцать квадратных аршин жилья. / Четверо в помещении — Лиля, Ося, я и собака Щеник».

В середине 1920-х годов у поэта появилась еще одна собачка — французкий бульдог Булька. Ее упоминают в своих записях многие современники и друзья Маяковского. Маяковский обожал свою бульдожку и старался везде брать ее с собой. Булька оставалась с поэтом до самого последнего его часа.

Понравилась статья? Обязательно поделитесь ею с друзьями в соцсетях!

Любимые собаки русских писателей

Собакам знаменитых писателей и поэтов повезло: их имена остались в веках. Чьей собаке посвятил стихотворение Сергей Есенин? Что связывает Маяковского и беспородного щенка?

Антон Павлович Чехов

Любимой породой Чехова была такса. В его любви к ним чувствуется нрав сатирика. Ведь такса – пародия на собаку, хотя и добрая, и забавная. Первых двух его такс звали по-врачебному: Бром и Хина. Брата Антона Павловича, Михаил, писал в своих воспоминаниях:

Каждый вечер Хина подходила к Антону Павловичу, клала ему на колени передние лапки и жалостливо и преданно смотрела ему в глаза. Он изменял выражение лица и разбитым, старческим голосом говорил: «Хина Марковна. Страдалица. Вам бы лечь в больницу. Вам ба там ба полегчало ба-б». Целые полчаса он проводил с этой собакой в разговорах, от которых все домашние помирали со смеху. Затем наступала очередь Брома. Он также ставил передние лапки Антону Павловичу на коленку, и опять начиналась потеха.

Владимир Маяковский

Одно из самых проникновенных признаний в любви к «братьям нашим меньшим» — пожалуй, во всей мировой литературе — мы найдем у Маяковского:

Я люблю зверье.
Увидишь собачонку —
тут у булочной одна —
сплошная плешь, —
из себя
и то готов достать печенку.
Мне не жалко, дорогая,
ешь!

О своей первой собаке Щене, помеси дворняги с сеттером, которую подобрал щенком на улице, он говорил: «Мы с ним крупные человеческие экземпляры». В своих воспоминаниях о Маяковском Лиля Брик писала:

Они были очень похожи друг на друга. Оба — большелапые, большеголовые. Оба носились, задрав хвост. Оба скулили жалобно, когда просили о чем-нибудь, и не отставали до тех пор, пока не добьются своего. Иногда лаяли на первого встречного просто так, для красного словца. Мы стали звать Владимира Владимировича Щеном. Стало два Щена — Щен большой и Щен маленький.

Читать еще:  Собаки, с которыми нужно много гулять

Маяковский против «клички» не был — в письмах к любимой женщине он так и подписывался — «Щен», «Щеник», «Счен». О совместном житье с Бриками и собачкой Маяковский написал в поэме «Хорошо!»: «Двенадцать квадратных аршин жилья. / Четверо в помещении — Лиля, Ося, я и собака Щеник».

После Октябрьской революции любимцем Владимира Маяковского стал французский бульдог . Из поездки во Францию в 1920 году поэт привез своего бульдога, которого назвал Булькой. Верная Булька жила у поэта на правах любимого члена семьи долгие годы и оставалась со своим хозяином до самого последнего его дня. Маяковский брал бульдожку во все поездки, расставаясь с ней только в редких случаях, когда на то вынуждали обстоятельства.

Говорят, Лиля Брик тоже души не чаяла в собаке. Маяковский представлял всем Бульку как их общего питомца. Булька не раз приносила щенков поэту, которых тот старательно выхаживал и раздавал знакомым, пристраивал у друзей и соседей. В день смерти Маяковского Булька и ее щенки тоже были в квартире. Неизвестно, кто взял к себе собаку после смерти хозяина. Было бы логично предположить, что заботиться о Бульке стала Лиля Брик, но таких свидетельств современники не оставили.

Михаил Пришвин

Все собаки Пришвина были охотничьих пород: лайки, пойнтеры, легавые, сеттеры, спаниэли — натаска была для него увлекательным, важным и интересным делом. Собаки занимали в его жизни и творчестве очень большое место – он их любил, и писал о них: «Собаки вывели меня в люди».

Николай Некрасов

Самую известную собаку Некрасова звали Кадо, это был черный пойнтер. Она трагически погибла на охоте, в нее по ошибке выстрелила жена Некрасова. Для хозяина смерть была настоящим ударом. Похоронили Кадо в имении у дома. На могиле положили плиту из гранита. Николай Алексеевич подолгу стоял возле нее.

Русский поэт любил собак настолько, что посвятил им стихотворение:

Собаки! Бог вас людям дал в награду,
Чтоб грели сердце, радовали глаз.
Как мало вам от человека надо,
Как много получает он от вас! Когда собака с человеком рядом,
уходит из души по каплям зло.
она всегда поймет вас с полувзгляда,
наполнит дом уютом и теплом. Когда потреплют нас в житейской драке
и кажется- напастям нет конца,
зализывают раны нам собаки
и слезы слизывают с нашего лица. Так пусть же Человек- венец творенья,
каких бы в жизни ни достиг вершин,
склонит чело с любовью и почтеньем
к четвероногим врачевателям души!

Сергей Есенин

«Собаке Качалова» — именно так называется известное всем стихотворение Сергея Есенина. Знакомство поэта с Василием Качаловым, ведущим актером труппы Станиславского, состоялось в марте 1925 года. Вспоминая об этой встрече, Качалов писал: «Часам к двенадцати ночи я отыграл спектакль, прихожу домой. Небольшая компания моих друзей и Есенин уже сидят у меня. Поднимаюсь по лестнице и слышу радостный лай Джима, той самой собаки, которой потом Есенин посвятил стихи. Тогда Джиму было всего четыре месяца. Я вошел и увидел Есенина и Джима — они уже познакомились и сидели на диване, вплотную прижавшись друг к другу. Есенин одною рукою обнял Джима за шею, а в другой держал его лапу и хриплым баском приговаривал: «Что это за лапа, я сроду не видал такой». Джим радостно взвизгивал, стремительно высовывал голову из-под мышки Есенина и лизал его лицо. Есенин встал и с трудом старался освободиться от Джима, но тот продолжал на него скакать и еще несколько раз лизнул его в нос. «Да постой же, может быть, я не хочу больше с тобой целоваться. Что же ты, как пьяный, все время лезешь целоваться!» — бормотал Есенин с широко расплывшейся по-детски лукавой улыбкой».

В этот вечер Есенин и Качалов проговорили до утра, вместе с другими гостями им внимал Джим. Василий Иванович написал об этом так: «Джиму уже хотелось спать, он громко и нервно зевал, но, очевидно, из любопытства присутствовал, и когда Есенин читал стихи, Джим внимательно смотрел ему в рот. Перед уходом Есенин снова долго жал ему лапу: «Ах ты, черт, трудно с тобой расстаться. Я ему сегодня же напишу стихи. Приду домой и напишу». Свое слово Есенин сдержал: в те же мартовские дни 1925 года он написал стихотворение «Собаке Качалова». И даже потом сам торжественно прочитал его псу!

Александр Куприн

Русский писатель Александр Куприн очень любил животных, и особенно — собак. Не случайно собаки появляются и во многих известных его рассказах: «Белый пудель», «Пиратка», «Собачье счастье», «Барбос и Жулька», «Завирайка». В своих воспоминаниях о Куприне Лидия Арсеньева пишет: «В его квартире на стене висел портрет Сапсана — огромной собаки-меделяна, рискнувшей своей жизнью, чтобы спасти жизнь маленькой Кисы — дочки Куприна.

О «династии» Сапсанов, о его предках, Куприн мог говорить часами, и говорил так увлекательно, что однажды Елизавета Маврикиевна, которая знала все подробности и этого рассказа, и событий, присела «на минутку» послушать и так заслушалась, что опоздала открыть свою библиотеку. Куприн действительно любил и понимал животных, не наделяя их человеческими побуждениями и психологией, вникал в их мир и сердце. Исключительное терпение и ласка были у Куприна по отношению к животным. Он всегда старался понять, почему животное капризничает, не слушается, злится. «Эти господа четвероногие, — говорил Куприн, — никогда и ничего без причин не делают. Надо понять причину, устранить ее, и тогда животное будет вас слушаться». Широко известна фотография писателя с его любимой собакой Сапсаном — огромным псом меделянской породы. Именно этот пес является героем рассказа Куприна «Мысли Сапсана о людях, животных, предметах и событиях».

Источники:

http://zoolog.guru/domashnie-zhivotnye/sobaki/lyubimye-sobaki-pisateley-i-poetov.html
http://lady.mail.ru/article/483482-8-sobak-ostavivshih-sled-v-literature/
http://zen.yandex.ru/media/id/5bf59b8fc366e400a98d22c5/5c30f8f2fa137100aab4dfd0

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: