Мюсли кличка кто придумал

Navigation

Не добавляйте в мюсли сахара и взбитых сливок: это не десерт, учил М. Бирхер-Беннер. Keystone

Мюсли с большой вероятностью можно найти в любом магазине мира. До неузнаваемости изуродованные сахаром и витаминными добавками, но все же очень родные, они стали полуфабрикатом нашего времени без времени и еще одним швейцарским словом в интернациональном лексиконе. Настоящие свежеприготовленные мюсли – секрет швейцарского благополучия, а ведь оно начинается с желудка, считал их создатель Максимилиан Бирхер-Беннер, 150-летний юбилей которого в Швейцарии отметили 22 августа.

Этот контент был опубликован 27 сентября 2017 года — 14:53 27 сентября 2017 года — 14:53

Зима в тот год выпала холодная, как никогда. Цюрихское озеро покрылось слоем льда, что даже в давно прошедшие времена случалось раз в полвека. Студент медицинского факультета Макс Бирхер из городка Арау опять мучается бессонницей. На этот раз она появляется в комнатке, которую он снимает у прачки напополам с молодым ученым Порфирием Ивановичем Бахметьевым, в одиночку им просто не потянуть аренду. Сейчас открытия русского криобиолога, физика и химика используются для заморозки органов, клеток, ткани, спермы, а в свое время поклонники таланта Бахметьева готовы были лечь в морозилку собственной персоной – во имя науки и прекрасного будущего.

Вставал он в половине пятого утра, выходил на балкон, глубоко захватывал воздух, а потом садился за книги до занятий в университете. В пять вечера, когда заканчивались лекции, он выходил на двухчасовую прогулку (прогулки станут обязательной частью его «большой терапии»), снег поскрипывал на морозе, а он, полуживой, возвращался домой и после скудного ужина залезал в постель. Через восемь дней адский холод и недосып сломили молодой организм, и будущий натуропат навсегда избавился от бессонницы. Макс делает вывод: лечит природа, задача врача – дать толчок, импульс для самовосстановления, перекрыв кислород тому, что питает болезнь и активизировав защитные функции организма.

В литературе и в кино

Говоря о ласковых прозвищах в литературе и кино, сразу же вспоминается ставшая уже крылатой фраза, произнесенная Фаиной Раневской в комедии Татьяны Лукашевич «Подкидыш»: «Муля, не нервируй меня!».

Это прозвище произвело настоящий фурор. «Муля» стал настолько популярен, что многих Дмитриев стали называть только так. А вот сама Раневская от крылатой фразы, которую, к слову, сама же и придумала, пострадала. Она как-то призналась Анне Ахматовой, что фраза ее очень раздражает. Когда Леонид Ильич Брежнев вручал Фаине Георгиевне орден Ленина, то и он не смог удержаться — скорчил рожу и пропищал: «Муля, не нервируй меня!». Раневская презрительно пожала плечами и сказала: «Леонид Ильич, ко мне так обращаются только невоспитанные уличные мальчишки!». Брежнев страшно смутился и тихо ответил: «Извините, просто я вас очень люблю».

Также были весьма популярны прозвища «Масик» и «Кусик» которыми друг друга называла семейная пара в фильме Эльдара Рязанова «Девушка без адреса». «Ты, Масик, будешь болеть или пойдёшь на работу?». — «Я, Кусенька, поболею немножко». И, конечно, крылатая цитата из этого фильма: «Масик хочет водочки».

В книге «12 стульев» Ильи Ильфа и Евгения Петрова появляется еще одно распространенное прозвище. «Мусик. Готов гусик?!», — восклицает инженер Брунс. «Андрей Михайлович! — закричал женский голос из комнаты. — Не морочь мне голову!». Инженер, свернувший уже привычные губы в трубочку, немедленно ответил: «Мусик! Ты не жалеешь своего маленького мужика!».

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector